• Регистрация
Главная  /  Фотограф  /  Фотопублицистика  /  Родовое гнездо, или Великая Отечественная любовь
PDF
Печать
E-mail
(2 голоса, среднее 3.00 из 5)
Родовое гнездо, или Великая Отечественная любовь

Родовое гнездо, или Великая Отечественная любовь

фотопублицистический очерк 

   Село Святица, что находится в кировской области, с далёких времён является родовым гнездом семьи Мартьяновых, малой родиной. Здесь рождались и умирали предки нашего рода. В святицком приходе, в который входили близлежащие деревни, были крещёны большинство моих родных. В одной из деревень – Воробьи, что в 9-и верстах от села Святицы, – родился мой отец Мартьянов Кузьма Антонович.

   Летом 2009 года моя семья собралась вместе, чтобы съездить на родину отца: повидать сыновьям и жене те заповедные наши места и посетить родовое кладбище в селе Святица.

   Отец мой умер в 2006 году, в день моего рождения. Вероятно, тогда мне стало понятно, что день этот будет Днем памяти нашего рода. Уже три года наша семья: мама, мы – дети и внуки рода Мартьяновых, – стараемся в этот день быть на городском кладбища около Глазова, где за чёрной оградой под бело-мраморным крестом покоится Мартьянов Кузьма Антонович: фронтовик, ветеран труда, добрый наш родитель и дедушка, и уже девять раз прадедушка… Так день моего рождения и день смерти отца стал Днём памяти нашего рода, наших предков.

   Наш добрый родитель, царство ему небесное, замечательно когда-то придумал: отправлять своих детей на лето в деревню. За что ему великая благодарность и наша глубочайшая любовь! Деревня эта называлась Новолекомцево (на вятский лад – Новолекомцы), стояла на границе с кировской областью в 9-и км от села Святица. Здесь каждое лето мы гостили, здесь с 6-и до 15 лет гостил и я – в доме моих близких, бабушки и дяди, – и работал в колхозе. Ничего чище и счастливее тех детских лет я не знал больше в жизни. Любовь бабушки и деревенский труд под руководством мужиков-крестьян, которые не играли с тобой, а воспринимали мой труд как труд человека – пока маленького – труженика, кормильца. Даже звали меня, как ещё маленького работника, Кузьмичонок. В деревне, известно: «день – год кормит». Мне платили трудодни, по которым бабушка потом получала из колхоза пропитание.

   Итак, в одно солнечное июльское утро семья наша отправилась в неближний путь.

   Не стану описывать более 100 км невероятной для терпеливого российского водителя дороги. Часть снимков я сделал, чтобы немного было нагляднее… Мы подъезжали к селу Святица со стороны районного центра – села Фалёнки

   Остановились, не доезжая до Святицы км 3-х, чтобы посмотреть видную на взгорье и еще не до конца обрушившуюся церковь. Когда-то в ней крестили и отпевали весь наш род…  

   Мы остановились на окраине села возле кладбища… 

   Милые сельские погосты, молчаливо стоящие у дорог на окраинах российских поселений, заросшие напрочь старыми деревьями и кустарниками. Величественные и древние, как эта земля.
   Принявшие в свои врата не одну сотню тысяч грешных и негрешных жителей православной святицкой земли.

   Мир вашему праху, братья и сестры земные… 
   
 

   Прошли в молчании сквозь скорбную прохладу к могилам родных.

   Вот и мои сыновья, Егор Александрович да Фёдор Александрович, Мартьяновы, пришли к вам, предки рода нашего: поклониться и прочувствовать, как памятуют родовое древо…      
   Может быть, зацепиться краешком сердечка за корешки родины, или юной душой увидеть величие бытия на могилах прапрадедов.
   
   Здесь покоятся, здесь рождались, вырастали и расходились по земле корешки нашего рода…    
   Помянем их: прапрадеда Мартьянова Ивана Васильевича, прадеда Мартьянова Антона Ивановича, прабабушку Анастасию Анкудиновну, бабушку Ефросинью Владимировну. 

   Здесь, здесь все они покоятся, дети мои дорогие, и пра, и прапра наши: дядюшки, тётушки и многие-многие нам родные люди…

   Здесь покоится золотая наша бабушка Ефросинья Владимировна, урожденная Наговицына. (Наша Арина Родионовна…) Звали мы её бабушка Апросинья. Эта маленькая волшебная женщина дала жизнь огромной родовой веточке: выкормила семерых ребят, оставшихся в живых из десятка рожденных. А уж от её деточек-веточек ещё много новых побегов пущено от земли к небу.

   Когда мы хоронили бабушку в 1997 году, прожившую 93 года, на её могилу съехались дети, внуки и правнуки… Тогда мы насчитали, что более 50-и внуков и правнуков отпочковались от этой прекрасной веточки, ставшей уже настоящей ветвью огромного родового дерева… Царства тебе небесного, светлая душа! Великая наша женщина! Ты, бабушка, как сама вселенная по сути своей – так же бесконечна теперь с нами. Вот пришёл и мой срок, когда мне надо рассказать сыновьям о вас, любимые мои, и показать им родину предков...

   Дом в селе Святица, в котором жили в последние годы наши родные: бабушка Ефросинья Владимировна, её сын с женой – мои крёстный и крёстная, – Геннадий Антонович и Нина Александровна, урождённая Хозяйкина.

   Около дома, на скамеечке возле палисадника, мы сфотографировались – мои дети и мама Света, моя супруга, – где любили сидеть и вы, ушедшие от нас жители обетованной святицкой земли…

   Из этого дома мы проводили в последний путь моих дорогих людей – бабушку, крёстного и крёстную… 

   А дом остался пустовать.

   Ну что ж, пора в путь. Надо еще многое показать сыновьям и жене на родной стороне…

   Мы подъехали к памятнику погибших воинов, стоящему на окраине села Святица. 

   Накануне Дня Великой Победы не могу не вспомнить всех моих родных, живших в этой стороне, на этой земле, и ушедших воевать за эту землю. 

   Мужиков – крестьян из родового нашего древа, воевавших на фронтах Великой Отечественной. И в большинстве своём не вернувшихся к родной земле.

   36 веточек древа родового, срубленных, павших и пропавших без вести на чужбине…
 
   

   



       

   


   Вот они, воины земли русской! Отдавшие жизни за свою родину и своих родных… 

   Сколько их, которые, как мой дед, после первого ранения, с палочкой ещё, привезённый бабушкой в Глазов из пермского г.Оса, отправился вновь на фронт, хотя бабушка хлопотала у военкома оставить его как специалиста для городского госпиталя.

   «А кто же детишек-то наших защитит, Ленушка!» - сказал он. Дед уже видел ту силищу, которая прёт на Русь, и знал, что ломать эту силищу надо им, мужикам. Иначе, как детишек своих семерых убережешь…

   Вы – светлые деревеньки родные: Комары, Сочни, Крестово, Карманы, Щёкино, Горемышино, Шлепичёнки, Зарубёнки, Зверёнки, Шукли, Барминцы, Бородинцы, Шишканы, Торопёнки, Савинцы, Табани, Мусовляна, Лекомцы! Вы – любимые нами славные сыны-воины! Вспомним всех поимённо…


   
   В этой вятской земле должны были лежать мужики ваши…  
А кто и где хоронил и оплакивал их – Бог знает

   Благословенная вятская сторона-сторонушка… Где соколы твои славные?
Не вернулись они с полей бранных, из походов ратных.
Сложили головушки солдатские на дальней земле-чужбине… 

 

   Птицы райские поют им божьи песни, да солнышко согревает божественным теплом,
как бывало на родной стороне…


   
   На этом взгорье стоим мы, дети ваши, а внизу течёт река жизни – Святица. А позади: рушится храм божий, где воинов наших крестили да венчали…

   Мы читаем сейчас имена ваши на обеликах и печалимся о вас, и благодарим вас за ратный труд, и прощаемся с вами до неизвестного когда свидания… Прощайте, святицкие воины!


     
   Знаю, что тысячи тысяч рожденных на этой земле людей всем сердцем любили и любят свои неказистые, но такие родные и великие для них Большие и Малые, Нижние и Верхние деревеньки. Которых стояло здесь вдоль течения рек и речушек превеликое множество: удмуртских и русских Захарёнок, Зарубёнок, Шуклей, Королей, Крестов и прочих благо и неблагозвучных поселений.
   И всех их крестили в церкви села Святица, что стоит еще на правом берегу р. Святицы, стоит в развалинах: «Успенская церковь в 70 верстах от уездного города Глазова». Основана в 1813 году. Церковь во имя Успения Божьей Матери с двумя приделами: святому Афанасию и Кириллу и всем святым.

   

   В этой церкви села Святица встретили друг друга и полюбили навсегда другие мои дедушка и бабушка, по материнской линии: Мартьянов Дмитрий Алексеевич и Никулина Елена Ивановна.
   Дед погиб в 1943 году на Курской дуге…
   На этой земле в 18 веке был приписан ко двору Воробьевых мой безродный предок Мартьянов… (Еще во времена Петра Первого был его указ: «Безродных определять в художники»)

   Но прежде чем отправиться дальше, кинем ещё раз прощальный взгляд на древнее село Святица с зарастающим прудом, что разделяет погост и село, и – в добрый путь…


   
   Дальше дорога поведёт нас вдоль кладбища и – направо, на восток, – в Удмуртию. Это самый короткий путь между Вяткой и Пермью. Отец рассказывал мне, что здесь когда-то пролегал торговый тракт – по самому короткому отрезку. Время – деньги: старая мудрость. Прадед мой любил ездить на ярмарки. Однажды он (со слов отца) проиграл в карты лошадь с упряжью и товаром. Прадед жил справно. Имел двухэтажный дом: внизу была лавка скобяная. Была даже своя маслобойня. Великая Октябрьская социалистическая революция помогла прадеду избавиться от излишков – спасибо ей! Прабабка наша потом (говорят) сожгла всё, когда «товарищи» хотели было попользоваться излишками… Да уж и тракта того почти нет: не уберегли «товарищи». До Барминцев еще тянется прежний, с царских времён, а там – новый насыпали, в 80-х годах, – но тоже не уберегли: хлипок оказался. Поедем по нему: иных-то всё равно нет. «По этой дороге, мастер, по этой!» На Барминцы! (И то – не на Берлин).

   Еще в конце 60-х годов мы бегали из Новолекомцево на вечёрки в деревню Барминцы. Молодежи набивалось полный клуб. Крутили кино. А после кино – танцы под гармонь и игры… Возвращались домой на рассвете. А в 6 часов – подъём, разнарядка в конторе: бригадир определял каждому работу. Так было ежедневно…

   Страшно подумать: за 50 лет стёрты с лица земли в округе все деревни. Это как же надо было так нам постараться, чтобы к 2009 году кроме пустоши по всей святицкой волости почти ничего не осталось! Политика – скотское дело, ежели она направляет людей строить царство-государство вокруг столицы-матушки Москвы за счёт драмы миллионов людей остальной России, вынужденных кое-как выживать или – не выживать…

«Прощание с Матёрой», народ мой, ежедневно продолжается на каждой малой родине! 

   














   Деревня Барминцы. Справа тополь – значит, деревня стояла. Еще на вятской дороге. Богатая была деревня, роскошная – стояла на торговом месте перед селом, на проезжем тракте. Вот она! Гляделки не прогляди! А сейчас и памятник соцреализма покажется:



Из этой будочки киномеханик кино нам крутил, да не докрутил – «не хватила кина…»

Плёнка «кончилася» в стране. Не хватило плёнки-то весь «реализьмъ» заснять…

«По этой дороге, мастер, по этой!»

До Новолекомцево не более 3-4-х км. Впереди деревень больше нет, и дороги нет.

Дороги нужны для людей. Но люди покинули эти места…



Но что это? Сам Создатель вспомнил, что Красота спасает мир? Да, да – тысячу раз – да!

И еще раз – да!

   Прежде чем дальше рассказывать, решили мы взглянуть на первозданный мир: каким явил его Создатель для нас, дураков. Чтобы не сбивались с курса, чтобы не чувствовали себя гордецами, а были бы убогими – у Бога то есть. Видели его творение, чувствовали его, полюбили бы всем сердце и душой его прекрасный, прекрасный, прекрасный мир! Ну как?

   Вернёмся на большую дорогу? Нам же всегда хочется большего!

   По этой дороге, большевики, по этой…


   
Вот она, родная дорожка, большак наш! Поехали!!!


   Этот мост - граница с кировской областью. Проходит по руслу реки Большая Сада. В лучшие годы – до Советов – на реке были мельницы, были дороги к ним, и деревни стояли через каждые два-три километра.

   «И кому это всё мешало?» - как вопрошает нас иудейский народ…

   В начале 90-х годов какие-то добрые ребята кинули здесь железную ферму, а другие добрые, которым деваться некуда по причине нехватки горючего, - мостик деревянный навели. «Вот так и живём…»

   А посмотрите, что с речкой Большая Сада «Большая милиорация» сотворила (век воли не видать):


   
   Но Красоту, слава Богу, никакой политик не одолеет с миллионами разных политичков!


   
   По этой дороге, родные мои, по этой…
«Вот моя деревня…» Новолекомцево.


   
   Фамилия моего отца и моей мамы с рождения одна – Мартьяновы. Родом из святицкой волости – из разных деревень. Позже судьба свела маму и отца в одной деревне – Новолекомцево: здесь жил и работал кузнецом мой дед Мартьянов Дмитрий Алексеевич, здесь родилась моя мама Ираида Дмитриевна.

   А в начале 60-х годов здесь поставили дом дети другого моего деда по отцу – Мартьянова Антона Ивановича. В этом доме жили-были бабушка Ефросинья Владимировна, сын её с женой и её внуки. В этом доме мне, её внуку, Мартьянову Александру, довелось жить и работать в колхозе. Этот дом в 90-х годах мы с моим отцом, Мартьяновым Кузьмой Антоновичем, выкупили уже у совхоза…

К нему мы и направимся с вами, дорогие наши читатели. А вот он – дом родной…



Ах, разворовали, добрые люди. По нужде, видать: ясное дело!

Как учили нас товарищи …нин и …лин!      Ура-а-а!!!

   До основания, а затем – … 

   Ну, вот оно – основание! Возрадуйтесь, о праведники, правде своей!

   По этой дороге, читатель?



   Не очень страшно вам, мои дорогие? Не…


   А мне, пожалуй, хватит! Мне – жутко! Мы побывали на малой родине… Всем спасибо!!!

   По этой дороге, демократы, по этой!!!
   
   Вперёд!!!




   Как вам, любимый читатель, наш знак качества?

   По этой дороге…

   Александр Мартьянов 08 мая 2012 г.
Село Святица

Интересная статья? Поделись ей с другими:

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте?

Сейчас 48 гостей онлайн

Вход



Регистрация


*
*
*
*
*

Поля, отмеченные (*) обязательны для заполнения.