• Регистрация
Главная  /  Литератор  /  Публицистика  /  Криминальная революция
PDF
Печать
E-mail
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Криминальная революция

Криминальная революция
записки россиянина

   Хочу продолжить мысль, высказанную поэтом Юрием Кублановским, в его интервью «Исторический счетчик», данном Российской газете, где поэт говорит «о криминальной революции 90-х, произошедшей в России». Но продолжить именно в моём видении и понимании, как эта криминальная революция происходила и происходит в российских деревнях, и чем она завершается для оставшихся в деревне крестьян.
   И продолжить хочу, в частности, очерком «Четыре Сады» журналиста Владимира Алексеевича Трефилова, сотрудника газеты «Сельская жизнь», члена Союза журналистов России, опубликовавшего его ещё в 2006 году. С той поры прошло ещё шесть годков, но я уверен, что положение тех жителей деревень, о которых пишет Владимир, только ухудшилось…

   Но прежде чем познакомить читателя с очерком, хочу высказать мысль о том, что криминальная революция в России, также как предыдущие, совершалась бесами. И убивали бесы, на мой взгляд, именно то, что должны были убивать – православие на Руси. Только бесовщиной могу я объяснить убийства людей в 90-х годах ХХ века в России, которые совершались открыто и нагло через криминальных авторитетов и коммунистических вождей-безбожников на виду у всего народа…
И некому было дать им отпор лишь потому, что народ, может быть, увидел в этой бойне яростную схватку бесов между собой за награбленные ими когда-то сокровища.
   Пока шло криминально-партийное «мочилово» за бабки и цацки между серыми бесами, подросли их молодые бесенятки да пристроились рядышком с ними новые русские бесенята – те, которые затем, объединившись после раздела золота партии в бесовское кубло, принялись за Русь православную… 

   Они нашли рыжего беса и дали ему задание – напечатать бесценные (то есть бес цены, или – бесовские цены) бумажки, на которые можно будет у православных россиян выменять обманом обобществлённое когда-то имущество. Тут-то уж вскоре все бесы со всей своей сатанинской хитростью выменяли у простодушных русаков на лукавые ваучеры все права на их материальные общенациональные ресурсы. Всё выменяли – вплоть  до земельных паёв у крестьян из бывших колхозов. Криминальная революция конца 90-х в России сотворила с народом то, что и не снилось даже крепостным помещикам дворянской России – обобрала до нитки, да и на нитки ещё умудрилась обязать имущественные налоги платить. Так вот криминальная революция в России уничтожает класс крестьянства на Руси. Крестьян в деревне почти не осталось. Доживают и вымирают последние труженики земли. Но что страшнее всего – последние крестьяне (христиане), - поскольку наиболее вероятная версия происхождения слова «крестьянин» - это слово «христианин» в старорусском произношении – умирают вдали от своих детей, внуков и правнуков вместе со своей верой и крестьянской нравственностью, которую они впитывали вместе с молоком своих матерей и трудом своих отцов на своей родной земле. Стало быть, бесы доделывают своё бесовское дело на православной земле! Вот это расправа над российским народом!

   Я нисколько не пытаюсь умничать или преувеличивать сказанное мною. Посмотрите, что стало с деревнями на Руси и что стало с нашим народом, который мы когда-то гордо называли крестьянским народом, из которого мы все вышли когда-то, но вернуться к нему не сможем!.. Ибо нельзя вернуться к тому, кого не станет.

   Одно радует сердце: маломальское возрождение храмов на Руси. Маломальское и – под спонсорским руководством криминальных революционеров, новых вождей криминальной русской революции…

Люби. Терпи. Прощай. 
Журналист Владимир Трефилов
Газета «Калина Красная». №15, 29 апреля 2006 года Удмуртия

Четыре Сады
Очерк
 2006 – 2012 гг.

Откуда – Сада?

   Речка Сада протекает вдоль западной границы Ярского района. Её водная лента, извивающаяся среди лугов и кустов, как раз является границей между Удмуртией и Кировской областью. На ней стоят четыре деревни по имени Сада. Есть Нижняя Сада, еще недавно ее называли Бигер Починка, в переводе  с удмуртского  –  Татарский починок. Почему название деревни связано с упоминанием татар, неизвестно. Возможно, основал её татарин. Но, скорее всего,  кто-нибудь из пришедших с прозвищем «бигер». «Бигером» удмурты называли не только татар, но и чужих, пришедших со стороны. А чаще всего – упрямых людей.  Жили в Нижней Саде удмурты и русские. Есть Удмурт Сада. Есть Русская Сада, со старинным купеческим домом и вековыми тополями. Это уже за речкой, в Кировской области. В купеческом доме живёт местный житель со своей семьёй. И есть село Сада с Вознесенским храмом на вершине холма. Село было большим культурным центром для окрестных деревень. Читать дальше…

    После прочтения очерка Владимира, я написал своему давнему товарищу такое письмо… 
   Здоров будь, дорогой Владимир!
   Не удержался вот – стихи вылились вдруг о расстреле лошадей. Настоящее потрясение для моего сознания… Правильно, что говоришь об этом. И о людях пишешь так, что душу переворачивает. И так это больно... Но так только и нужно писать!

              Расстрел
И надел он кирзовые сапоги.
И пошёл на конюшню. И был он рад,
Что лошадей вернули ему за долги.
А вернул за долги – его же брат.

И вот пришёл на конюшню он,
А лошади слушать его не хотят.
Пугает их, бедных, уздечек звон.
Глазами чёрными в душу глядят.

И стал он думать, как брать долги.
Живого долга не сможет он взять.
И стукнул он палкой о сапоги,
И так решил он – мясом их сдать.

И вызвался брат ему помочь.
Загнали они лошадей на склад.
И закрыли ворота, чтоб стала ночь,
И достали ружья, и вбили заряд.

Но кони братьям в глаза глядят.
А братья не смотрят коням в глаза.
А кони-то с братьев не сводят взгляд –
И в щелях свет глаз их, как образа.

И стали братья стрелять лошадей…
И ржание коней разнеслось вокруг.
А старший брат кричал: - Не жалей!
А младший брат ужаснулся вдруг.

И вот распахнулись ворота на склад.
И вышли два брата на божий свет.
И сельчане на братьев двоих глядят –
А у братьев ни сердца, ни совести нет.

И сгрузили братья в трактор тела.
И мёртвых коней на мясо везут…
Такие ли будут на свете дела,
Когда все братья долги вернут!
07.11.12

   Недалеко от деревни Удмурт Сада – выше по течению реки – примерно в 5-и км, стояла деревня Новолекомцы. Она стояла на самой границе с Кировской областью, которая по речке Саде и вычерчивает эту условную границу внутри государства…
   В деревне той ещё сохранились останки четырёх домов.
   Крайний дом справа – дом моего отца Мартьянова Кузьмы Антоновича, который мы выкупили у колхоза «Путь Ильича» в начале 90-х годов двадцатого столетия. А продал его колхозу – брат моего отца Мартьянов Геннадий Антонович, который вместе со всей семьёй вынужден был переселиться в село Святица, что расположено в Кировской области – в 9-и верстах от родной нам деревни Новолекомцы.
   Родились братья Мартьяновы в соседней деревне Воробьи, стоявшей выше по течению реки Сады километрах в двух…

   «Великий реформатор» российской земли, Никита Сергеевич Хрущев, в простонародье – кукурузный бог, кажется нам теперь наивным и немного даже смешным правителем. Но именно во времена правления кукурузного бога произошёл великий переворот в России. «Великие дела и планы» Н.С. Хрущева по освоению целинных земель (эрозия почвы погубила целинные земли), расширению посевных площадей под кукурузу, укрупнению колхозов, его денежная реформа, внедрение варварских способов обработки почвы земли – привели в конечном итоге к тихой аграрной революции в стране. В чём же она проявлялась? В этот тихий переходный период миллионы крестьян вынуждены были бросать нажитые места, которые запахивались и подтапливались водами рек вместе с покосами, священными рощами, парами для отдыха земли и подвергались прочим бесовским делишкам. Всё это так наглядно можно видеть в картине «Вечный зов».
   В начале периода хрущёвского волюнтаризма в России в городах жили 40% населения, а в деревнях – 60%. После окончания этого периода в городах стало жить 60%, а в деревнях – 40%.
   То есть революционный «энтузиазм» кукурузного бога лишил привычного уклада жизни десятки миллионов людей. Привёл к полному упадку в Нечерноземном Центре. Провалил подъём животноводства. Привёл миллионы людей к человеческим трагедиям, описанным в «Прощании с Матёрой» Валентином Распутиным, к уничтожению тысячи храмов и православных приходов на Руси.

   Вот уж потешились серые бесы на российской земле!
   И всё это пережили наши с вами дорогие и родные нам люди!

   Что же дало это в конечном итоге России? Новое обнищание народа. Все великие авантюры на земле заканчиваются одинаково: авантюристы стреляются или скрываются, а народ расплачивается за всё то, что натворят они на родной земле… Очереди за хлебом. Помните, как мы, детишки, стояли за хлебом на холодных улицах у хлебных лавок? Страна голодала и докупала хлеб за границей, убив земли своих колхозов, которые давали зерно. «Не было достигнуто «продовольственное самообеспечение» страны. Наблюдался рост цен на колхозных рынках. Был нанесен страшный удар по сельскому хозяйству - созданием агрогородов, переводом сельского хозяйства на промышленную основу... Политикой укрупнения совхозов и колхозов».

   Это видел и я – мальчишка, который каждое лето с детского возраста жил в доме моего дяди вместе с его детьми, где мы все вместе работали в колхозе за трудодни. С нами жила ещё наша бабушка, Ефросинья Владимировна, умершая в возрасте 92 лет. Она-то и рассказывала нам о прошлой жизни, она-то, золотая моя, и шептала молитвы, стоя под образами в красном углу с горевшей лампадкой, выспрашивая у Господа защиты и здоровья…
   В том доме и в той деревеньке Новолекомцы видел я начало криминальной революции и в том же доме в той же деревеньке вижу я, чем она завершилась на моей малой родине. Об этом написал я в очерке «Великая отечественная любовь».

Интересная статья? Поделись ей с другими:

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход



Регистрация


*
*
*
*
*

Поля, отмеченные (*) обязательны для заполнения.